2 ВИДА ПСИХОЛОГОВ (метафорический взгляд : )

ПСИХОЛОГИ-ОХОТНИКИ И ПСИХОЛОГИ ТРАВОЯДНЫЕ (автор — психолог Надежда Гришина)

Хочу поделиться своим опытом: за почти 10 лет своих мытарств в психологии я имела возможность наблюдать разные типы психологов, и пришла к выводу, что параллельно существуют и работают два раздельных вида, которые говорят на разных языках и совершенно по-разному мыслят. А проще – живут из кардинально разных состояний сознания, как хищники и травоядные.

Когда я только вливалась в минское профессиональное сообщество психологов, я проходила много курсов по арт-терапии в Академии Последипломного Образования на Некрасова, 20. Тут есть переподготовка на психолога на базе первого высшего образования, а так же много дополнительных курсов. И тогда на эти курсы ходило много детских и семейных психологов, которые работали в детских садах и школах, и я наблюдала за ними и слушала про их жизнь. Такой психолог получает максимум долларов 500, он живёт под сильным гнётом руководства школы или сада, а также министерства образования, вынужден заполнять много ненужных бумаг, иметь дело с немотивированными на изменения родителями, и часто чувствует тщетность своих усилий в попытке поменять что-то в бесчеловечной машине бытия. В общем, я в то время чувствовала много сочувствия к этим психологам и твёрдо решила для себя, что ни в сад, ни в школу работать я не пойду. И в территориальный центр — тоже.

И хотя я изначально была нацелена на частную практику, по законам государства (тогда) для работы частным психологом требовалось пройти 3 года опыта в госучреждении, и я нашла работу в наркологии на телефоне доверия. Платили там 500 долларов, и клиентура была очень тяжёлая. Но бумаг заполнять было почти не нужно, и свободы предоставлялось много. Я помню, как на курсах повышения квалификации по телефону доверия я попала в другое медицинское учреждение, и там все начали сильно жаловаться на то, как их прижимает руководство, и как им ничего не платят, и стали просить ведущую курсов (из Москвы) чтобы она поговорила с их главврачом. И в общем я поняла, что в психологи, работающие в здравоохранении живут не намного лучше, чем психологи в системе образования – хотя всё таки получше.


реклама от администратора сайта

Помощь психолога, психотерапевта, психиатра . Клинический гипноз. Консультации кризисных пар. On-line консультации 
Терапевтические группы. Кабинет в центре. Парковка. ИП Юдицкий И.В.
УНП 692150445, 220004, Минск,
ул.Мельникайте, 2-503А, +375296277772 мтс                                 р\с BY36 ALFA 3013 2569 0600 1027 0000, ЗАО «АЛЬФА-БАНК»                        ул. Сурганова, 43-47, 220013 Минск, Республика Беларусь. СВИФТ — ALFABY2X, УНП 101541947, ОКПО 37526626      Посещение — после согласования по телефону и предоплаты ч\з кассу любого банка, банкомат, интернет-банкинг с карточек VISA и MasterCard или с помощью расчётной системы ЕРИП. Возможна рассрочка по программе «ХАЛВА» Наличные не принимаются. Портал для безопасной оплаты с карточки: YDIK.COMРасписание (свободное время для записи на консультации и сеансы)

Затем в своих поисках пути психолога в городе Минске я попала в качественно другую среду. Я начала ходить в сообщество «Синтон», который позиционировал себя как «психологический клуб». И там у психологов была совсем другая клиентура – взрослые, состоявшиеся люди, у которых были нормальные социальные достижения, способность зарабатывать деньги. Эти люди тоже интересовались психологией, но они хотели не просто выжить, а повысить качество своей жизни, раскрасить и разнообразить её, добавить эмоций, смысла, яркости — чтоб жить не «как все», а так, чтоб жизнь была воплощением мечты, пути сердца, реализацией духовного предназначения. Потом я обнаружила, что похожие услуги продают частные психологические центры, да и гештальт сообщество по моим наблюдениям рассчитано на вполне социально состоявшихся людей.

И хотя во всех этих местах работают люди, которые называют себя психологами – они очень разные по своей природе и имеют разное происхождение. Я думаю, первые первого типа – это психологи с оральной фиксацией личности, а психологи второго типа – с нарциссической фиксацией. Для первых главная привлекательность психологии состоит в том, чтобы быть нужным, помогать людям, делать этот мир лучше, нести свет и добро. Для вторых главная привлекательность психологии состоит в том, чтобы быть Богом, лидером на вершине пирамиды, вести за собой, и знать лучше других, как всё устроено.

Психологи первого типа – это классические Спасатели. Раненные Целители. Обычно эти люди идут из жуткой жути, из семей алкоголиков, из неблагополучных и дисфункциональных семей. В психологии они находят ресурс оптимизма, и начинают помогать миру, потому что на самом деле пытаются помочь себе, но не понимают этого. Часто это люди с низкой самооценкой, они работают за идею, для них деньги – это не главное. Им трудно назначать цену за свои услуги, ограничивать клиента во времени. Но люди тянутся к ним, потому что они тёплые и добрые, и им искренне не всё равно, что кому-то больно и плохо. Они сочувствуют Жертвам, потому что знают, насколько это фигово, но при этом сами во многом остаются жертвой, хотя и не такой слабой, как их клиенты. Эти психологи – травоядные.

Пcихологи второго типа – это такие Учителя-Шаманы. Они приходят в этот мир с такой кармой, что у них есть доступ к деньгам. Либо это дети богатых родителей, либо по импульсу из предыдущих жизней они формируются в таких условиях, с такими ценностями, что у них получается получить доступ к нормальному зарабатыванию. Они тоже идут из дисфункциональных семей, но у них есть сформированное Эго – и часто довольно большое. Они соблазняют клиента тем, насколько они круты и транслируют, что могут научить клиента быть такими же замечательным, как и он сам, но их услуги стоят недёшево, и вообще, пропущенные сессии оплачиваются по тарифу. И они перебирают, брать человека в клиенты или нет, потому что к ним типа все ломятся. И эти психологи – они хищники, или охотники, они ценят достижения, статус, известность и власть.

Так что я хочу сказать. В том, что оба эти профсообщества называются одним и тем же словом «психолог» есть одна очень большая неправильность, и я в данный момент страдаю от этой неправильности в попытке определить кто я, и где, с кем я в одной лодке, и к кому мне ходить на терапию. Среди врачей существуют же специализации – офтальмолог там, гастроэнеролог или кардиолог. А среди психологов вроде и есть такая градация – психотерапевт, психолог, тренер, коуч, инструктор, духовный учитель, — но на самом деле нет чёткого разделения, кто работает с кем. Все называют себя психологами, и клиент должен сам методом проб и ошибок определять, кто может ему помочь, а кто нет.

Максимум, что сейчас есть в сегодняшней психологии — это разделение на детских и на взрослых психологов. Потому что у детей ещё в принципе не сформировано Эго, а у взрослых оно уже есть, хотя бы даже в силу биологической зрелости организма и мозга. Но при этом в мире взрослой психологии есть как бы тоже две разные психологии – для тех, у кого Это слабое, травмированное, подавленное, и для тех, у кого оно нормально активировано. И это кардинально два разных подхода. Как лечить жертв, и как лечить хищников.

Хищники – это нарциссы. Они убивают всех подряд, жрут-жрут, но никак не могут насытиться. Вроде и деньги есть, и семья, а внутри пусто и погано. Ненасыщаемая черная дыра. Их мучает перфекционизм, одиночество, неудовлетворённость, бессмысленность, злость. У них проблемы с контактом с собой, с доступом к собственным чувствам и потребностям, с любовью к себе. Но у них есть личность, способность достигать целей, и уровень ответственности у них активирован. Именно на таких людей рассчитана популярная психология, все эти книги по саморазвитию, лекции на Ютубе, тренинги личностного роста. Они предполагают у клиента способность к обучению, и помогают ему обрести недостающие навыки и привычки – в мышлении, в заботе о себе, в отношениях с окружающими. При этом клиенту возвращают способность чувствовать, и — вуаля, счастливый человек готов. Занимается любимым делом, раскован, полон энергии, стремится к целям итд.

Что же происходит, если к психологу-охотнику приходит на терапию клиент-жертва? Они напрочь не могут друг друга понять. Насколько я понимаю, то, что у человека есть по карме — не осознаётся им, т.к. нет осознанного опыта жизни без этой части психики. Про это говорят – сытый голодному не товарищ. Психолог даёт домашние задания и техники – а клиент не выполняет. Психолог вдохновляет и поддерживает – а клиент тормозит и не предпринимает никаких действий. Психолог указывает клиенту на его сильные стороны и ресурсы – а клиент как идиот не видит их в упор. В итоге в какой-то момент они начинают друг друга ненавидеть. Со стороны клиента это называется негативный перенос. А со стороны психолога – терапевтическая беспомощность.

Не зря говорят – на каждого психолога свой клиент. Имеется в виду – есть свой, а есть и не свой. Есть люди, опыт которых в этом воплощении лежит настолько далеко от твоего собственного, что способности понимания заканчиваются. К сожалению, это факт жизни. Я всё больше убеждаюсь в том, что всё-таки это так.

Клиенты-жертвы – это дырявые люди. В их башке ничего не задерживается, что вкладывает в них психолог. Они забывают. Они не меняются. Они жалеют себя. Они думают, что только одно хождение к психологу должно как-то поменять их жизнь, без никаких доп. усилий с их стороны, иначе – зачем они платят деньги. Это всякие зависимые, алкоголики, созики. Они занимаются саморазрушением. Это женщины, которых избивают, работники, на которых все ездят. У них проблемы с платёжеспособностью, очень низкая самооценка, нет ни струкуры, ни силы воли, ни собственного достоинства. Они — тряпки, тюфяки, мямли. Они не хотят видеть в себе свою силу и держат её в тени. И на все уговоры психолога достать её и использовать они никак не реагируют. Они просто хотят, чтобы их услышали, как им больно, и чтобы кто-то сделал так, чтобы было больше не больно. Но сами они делать ничего не хотят. Ну, если не хочет, то значит ему нужно пострадать – так гласит принцип ответственности клиента за свою жизнь. Но где начинается ответственность и что это вообще такое? И где проходит граница между хочу и могу?

Хотя все психологи-охотники имеют много личных историй о том, как они были жертвой в разных ситуациях и как они преодолели свои кризисы, это всё равно не даёт им возможности понять многих жертв. Я думаю, в этом вопросе нужно ввести психологическое тестирование и ввести определённые показатели. Например: ССЖ — стаж состояния жертвы — сколько времени человек провёл в этом состоянии. Это были недели, месяцы, годы, или десятилетия? Пару недель неразделённой любви, или же 10 лет брака, где тебя избивали? Отсюда идёт и другой показатель, ГСЖ – глубина состояния жертвы. Можно ведь все 10 лет мечтать о побеге, а можно считать себя настолько недостойной, что быть благодарной своему хозяину-рабовладельцу за хлеб и воду. И терапия должна во многом определяться согласно этим показателям, и каждый психолог должен для себя установить диапазон, кому он может, а кому не может помочь.

Пока что мой поток мысли иссяк, и я продолжаю искать ответы. Хотя существует огромный спрос на знание о том, откуда берутся истоки личности и как она вырастает и из чего, и существует огромное количество психологов прошлого и настоящего, которые утверждали, что знают это, многое в этом вопросе всё равно остаётся неоднозначным. Иначе не было бы у нас ни разочарованных в психологии клиентов, ни анекдотов про психологов, ни долгосрочной терапии. И наверное, было бы не так интересно быть психологом. Спасибо всем кто дочитал!

Добавить комментарий