О материнстве шизоидной личности (Елизавета Колобова)

Тема послеродовых состояний, в том числе депрессий — важная, я бы даже сказала, табуированная в нашем обществе, поэтому важно об этом писать, чтобы снять глобальное материнское чувство вины. В тексте субъективное мнение и субъективный опыт, подтвержденный лишь немногочисленным опытом клиенток, которых автор вела как .

Вряд ли эта тема глубоко исследована в психологии. Я не нашла. Но чем больше я погружаюсь в эту науку, тем больше понимаю, как мало ей известно. Тем более, собственный опыт и психологические защиты не дают психологам адекватно изучать область материнства и детства. Как часто я встречала женщин-психологов (именитых, с погонами), рьяно защищающих собственный материнский опыт, называя бредом все результаты исследований и концепции, которые в него не вписываются. Я думаю, должно пройти не одно поколение, выросшее и вырастившее своих детей на принципах комфортной зависимости, прежде чем что-то поменяется. Но я не о том, а скорее, о наболевшем.PSYCHO.by_psychyatria 9
Материнство для шизоидного типа – это взрыв чувств. Чувств, от которых она бежала всю жизнь, выставляя защиты. Гормональная система отключает рационализацию, выкручивая тумблер эмпатии на полную. Нужно чувствовать ребенка без слов, держать с ним контакт 24 часа в сутки. Интеллектуализация (не чувствовать, а думать о чувствах) – любимая защита шизоида, отползает в угол, оставаясь лишь воспоминанием о взрослой, сдержанной и четкой женщине. На нее обрушивается, а лучше сказать – ее заполняет, мир ребенка. Его беспомощность, уязвимость, дискомфорт, одиночество, боль, хаос, страх, ужас — это все она переживает как свои состояния. Понимаете? СВОИ. Ей сложно отделить ребенка от себя. Кто это переживал, знает каково заново погружаться в какофонию беспомощности перед огромным миром с ребенком на руках. Ведь, есть другая часть, которая требуется быть хорошей матерью – сильной, чуткой и уравновешенной. Да и она сама была уверена, что из нее получится супермама, ведь интеллект все ясно и красиво нарисовал, пока предательски не смылся.
Раньше, она бы помахала всем ручкой, отправившись в свой богатый внутренний мир, оставив тут оболочку, которая моет, чистит и кормит. Но теперь у нее нет такой возможности. Ребенок требует постоянного рассеянного внимания. Его Я отождествляется через материнский контакт и потеря оного для ребенка – маленькая смерть. Поэтому, как только мать вылетает пообниматься со своими единорогами, он тут же выдает крик страдания – «Я умер?» Надо возвращаться и опять переживать все заново. Я часто видела матерей, которые беспомощно сидели и плакали с орущим ребенком на руках. Не от усталости или непонимания что делать, страха за ребенка или от жалости к себе, а именно находясь в шоке от этого парализующего ужаса собственной уязвимости и бессилия что-то изменить. Другие типы тоже плачут, но по другим причинам.
Матери — шизоиду нужно отделить, где она и где ребенок, чтобы адекватно реагировать на его импульсы. Нужно дистанцироваться и выстроить границы. Есть одно но — эмоциональная дистанция достигается посредством наращивания телесной дистанции. Вначале тело, потом эмоция. Но если ребенок у груди по требованию, это сделать нереально. Слишком тесный телесный контакт. Тактильная усталость наступает быстро, переходя в стадию болезненных состояний. За ней идет паника от постоянного эмоционального контакта и поглощения миром ребенка. Мать стоит перед выбором – дистанцироваться или поглотить, сделав ребенка объектом внутреннего мира.
А дальше начинается скользкая почва, собственно по которой я и не хотела затрагивать тему материнства. При быстром и воинственном распространении в современной обществе родительского невроза, который кричит –«Сделай все «правильно» иначе все пропало!», я сейчас буду писать о том, что может его усилить. Но, вы же все у меня зайчики, взрослые, целостные люди и знаете, что «правильно» не существует? Чтобы мы ни сделали (или не сделали), это оставит (или не оставит, как бы нам не хотелось) в ребенке след. Надпил в огромном узоре, который сформирует его уникальность, можно рассматривать и как травму и как ресурс.
Так вот, если срабатывает «дистанцироваться» (как правило, это первенец), наступает предел тактильной усталости, тело выдает температуру, лактостазы, маститы, просто заболевания при сниженном от стресса иммунитете. Далее, частичный (или полный) отказ от кормления, откладывание ребенка или передача опекуну (папа, бабушка, няня). Мать начинает находить свой баланс в эмоциональном контакте с ним и потихоньку возвращает свою способность мыслить рационально, быть с собой, летать, тупить, собирается я и приводит мысли в порядок. Казалось бы, все счастливы. Мать опять улыбается сидя на единороге и давая полноценный контакт в моменты возвращения, ребенок растет самостоятельной, отделенной личностью, осваивая мир и тоже счастлив, рядом со спокойной, уравновешенной матерью . В чем подвох?
Эмоциональный контакт – важная потребность человека, а тем более ребенка, поэтому он быстро находит «кнопки» возвращать мать обратно из ее миров и у них начинается игра «верни маму». Материнское внимание теперь надо привлечь, заслужить, вырвать. И это постоянное нападение на ее мир, где ребенок может вызывать вспышки гнева. При этом сценарии, задача матери-шизоида, принять ребенка, который виртуозно умеет привлечь к себе внимание всеми подручными способами, демонстрируя ей, что ее «глубина», тихое бегство и внутренние ценности не его способ жить. Хоть и говорят, что тип личности формируется с 2-х лет, я думаю, раньше. Почему? Очень уж часто у шизоидных матерей я видела первых детей нарциссов и истероидов – яркие, хитрые, умные, которые очень быстро просекают, как привлечь к себе внимание, не создавая ужаса и страданий. Ведь именно от ужаса и страданий шизоид молниеносно вылетает, прерывая контакт. И вот когда, скажем, ребенок нарцисс, стягивает все внимание вселенной на поддержание своего Я, как компенсацию недостатка материнского контакта, это бесит. Хочется чего? Чтобы он о Маркесе и Герцене. А он что? Бренды и выпендреж.
Если же срабатывает «поглотить», то мать-шизоид, в силу каких-то причин (возраст, установки, окружение) контейнирует чувства ребенка (как свои), но не возвращает их обратно ему, а делает частью своего внутреннего мира, то есть «поглощает». В этом случае, она начинает чувствовать ребенка как себя, происходит этакое слияние. Она чутко реагирует на первые импульсы его дискомфорта, часто предвосхищая их и быстро устраняя причину. Ей уже не сложно кормить, носить на руках, держать контакт, наблюдать, защищать. Ведь он есть она. Такой ребенок спокоен, доволен, комфортен. Все счастливы. Ребенок всем доволен, ведь даже не надо просить – все уже дается. Мать счастлива – ее внутренний мир расширился и она уже не одинока в нем. Есть только одно но… Когда я прочитала, что шизоидная личность — это ребенок хаоса и (или) гиперопекающей матери, я возмутилась. Где я и где гиперопека? Я, человек с высоким уровнем личной свободы, который дает ее другим, просто не могла быть такой матерью! Но у меня младший сын совершенно явный шизоид. У меня был развод в период его младенчества – решила я и успокоилась. Реальность принимать тяжело. Но, в чем еще наша сила – честность. Гиперпека это не образ курицы-наседки, которая носится с ребенком, как со списанной торбой. Бывает и другая гиперопека. Да, поглощая и заботясь о ребенке как о себе, мы чуткие, спокойные, принимающие (хотя не всегда), но не даем им пространства для осознания своих желаний (они не успевают их даже почувствовать, как мы уже их удовлетворили), переживания фрустрации, преодоления, поиска, борьбы. Но, ребенок не есть мать. Он отдельная личность и нужно как-то выделить себя в пространстве «поглотившей» его матери. Этим детям приходится выстраивать свое огромное внутреннее пространство, чтобы отождествить себя через него. При таком сценарии, задача матери вовремя сепарироваться от ребенка, отпустив его в свой мир. Ведь он такой сладкий, у них такое взаимопонимание, она ему о Герцене, а он ей о Маркесе, и, главное он забрал ее ужас одиночества, став ее миром. Это трудно. Но, необходимо.
Есть еще смешанные сценарии, так как типы тоже смешанные и каждая компонента привносит свои поправки. Но для отправной точки, думаю, достаточно.

автор — Елизавета Колобова

Администрация сайта обращает внимание на то, что некоторые публикации размещаются в качестве отдельно взятых концепций, но не одобряются и не соответствуют нашей точке зрения. Читателю предоставляется право оценивать информацию самому, либо инициировать дискуссию.

Обсуждение, вопросы, детали, подробности, мнения, критика : ФОРУМ

Реклама, за счёт которой поддерживается этот сайт:

milonga.by Аргентинское танго, уроки, милонги в Минске
 

Добавить комментарий