Автор Тема: Мифы об алкоголизме  (Прочитано 2745 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн капитан Нагано

  • Милонгеро 2012
  • Канцлер
  • *******
  • Сообщений: 162
  • Благословить: +1/-0
  • Пол: Мужской
  • Быть! А не казаться.
    • Здоровье пчёл
Мифы об алкоголизме
« : 27 Сентябрь 2012, 09:12:43 »
По сравнению с любым другим хроническим заболеванием, от алкоголизма лечатся реже всего: девять из десяти алкоголиков никогда не обращаются за помощью. Члены семей, близкие друзья, работодатели и начальники почти всегда страдают тем же параличом воли: какой бы высокой не становилась цена пагубного пристрастия, они остаются пассивными наблюдателями саморазрушения алкоголика.
Прежде чем мы перейдем к рассмотрению процесса избавления от алкоголизма, важно оценить многочисленные препятствия, которые мешают алкоголику прибегнуть к столь необходимой ему помощи. Некоторые из этих препятствий обсуждались в предыдущих главах — отрицание алкоголиком своего недуга, неэффективные действия при благих намерениях родных и друзей, нередко ошибочные советы профессиональных помощников — врачей, пасторов, психологов. Более того, алкоголик — большой мастер вести приватные беседы с консультантами, и традиционные терапевтические методы обычно лишь подпитывают иллюзии алкоголика и его окружающих. С другой стороны, семьи, которые ищут посторонней помощи, как правило, редко знают о существовании успешных программ лечения. Наоборот, достаточно широко известен печальный опыт второразрядных лечебных центров и организаций, которые применяют упрощенные подходы к алкогольной зависимости. Надежды близких рождались и гибли множество раз; и они уже предпочитают прекратить свои попытки и смириться, нежели вновь испытать разочарование.
Ко всем этим трудностям добавляются широко распространенные мифы об алкогольной зависимости, которые обескураживают близких алкоголику людей и препятствуют вмешательству. Вот эти мифы.

1. Алкоголик должен сам захотеть помощи, прежде чем он сможет получить ее.

«Каждый вечер я молил Бога помочь мне, — вспоминает один выздоравливающий алкоголик. — Я просил Его избавить меня от страха, от дурного самочувствия, не допустить моей смерти и помочь мне обойти все препятствия на пути к следующей выпивке. Единственное, о чем я никогда не просил, — это помочь мне бросить пить».
Очень немногие алкоголики сами выражают желание, чтобы им помогли избавиться от пьянства. Несмотря на периодические приступы отчаяния и даже нередкие чисто эмоциональные мольбы о помощи, первой заботой алкоголика остается доступ к спиртным напиткам. Многие лечащиеся алкоголики свидетельствуют, что даже когда обстоятельства вынуждают их обратиться в лечебный центр или к «Анонимным алкоголикам», они все еще надеются найти способ выпить, не желая понять, что за свое пристрастие придется заплатить высокую цену. Они заявляют, что если бы они знали, что лечение требует полного воздержания, они остались бы дома. Наверное, у многих алкоголиков найдет в душе отклик отчаянная мольба одной домохозяйки-алкоголички: «Господи, мне так нужна помощь! Я не хочу помощи, но я нуждаюсь в ней!»
Родные и близкие алкоголика должны понять, что если они будут пассивно ждать, когда он заявит об искреннем желании бросить пить, то его зависимость будет прогрессировать и дойдет до тяжелой, неизлечимой стадии. Чем дольше он пьет, тем сильнее становится его алкогольная жажда и тем меньше вероятность, что когда-нибудь он попросит о помощи.
2. Алкоголик должен очень низко пасть, прежде чем он сможет принять помощь.

Необычайно большое число родных и друзей алкоголиков сидят сложа руки, наблюдая, как их любимый человек патологически пьянствует, только потому, что они усвоили это мнение. Его распространяли, в частности, первоначальные группы «Анонимных алкоголиков»; эта теория коренилась в их собственном опыте, который свидетельствовал, что только отчаянные, безнадежные обстоятельства способны заставить алкоголика предпочесть трезвость пьянству.
Верно, что алкоголик должен остро почувствовать пагубные последствия своего пристрастия, прежде чем он захочет отказаться от алкоголя. Но верно также и то, что свой первый шаг к исцелению алкоголики часто делают потому, что боятся потерять кого-то или что-то, кем (чем) дорожат. Когда алкоголик низко пал, то есть совсем опустился, ему уже нечего терять — кроме бутылки. Алкоголь становится его единственной радостью в жизни, у него нет мотивов и стимулов трезветь и он упорно пьянствует вплоть до такой степени падения, из которой уже не выбраться, — смерти, сумасшествия, тюрьмы.
Сейчас имеются статистические данные о том, что, чем дальше алкоголик от «дна», тем больше вероятность, что он или она вернется к трезвой жизни. Пьяница, у которого остаются семья, работа, друзья и ясное сознание, имеет очень значительные шансы избавиться от своего пристрастия. Если оно дошло до стадии, на которой он потерял одно или несколько из этих жизненных изменений, то соответственно уменьшилась вероятность выздоровления. Если же он спит под мостом, ест из помойки и разговаривает сам с собой, то возможностей излечения практически не остается.
* Из этого правила бывают замечательные исключения (почти каждый слышал рассказ о бизнесмене, политике, враче или адвокате, которого буквально вытащили из канавы), и поэтому опрометчиво лишать надежды какое бы то ни было человеческое существо. Тем не менее драматизм этих историй именно в том, что подобные исцеления всё-таки исключения, а не правило.
3. Алкоголик бросит пить сам.

Почти каждая семья, в которой имеется алкоголик, ожидает того момента, когда он вдруг перестанет пить. Они слышали истории, в которых алкоголик вот так «взял и бросил», и они верят, что рано или поздно «их» алкоголик тоже образумится. Эту надежду питает специфическая способность алкоголика не пить неделями и даже месяцами и умение иногда вести себя располагающе. Эта двойственность убеждает семью и друзей, что он может не пить, если захочет, и что однажды он окончательно выберет трезвость.
Вероятно, что небольшой процент алкоголиков в какой-то момент своей жизни внезапно бросают пить; обычно это связано с возрастными изменениями. Однако 9 из каждый 10 алкоголиков будут пить до самой смерти, если кто-то или что-то не воздействует на их зависимость. По причине столь малой вероятности спонтанной ремиссии нет ни медицинского, ни морального оправдания пассивности, с которой многие наблюдают, как алкоголик пьет.
4. Алкоголик имеет право пить; у нас нет права на вмешательство.

«Джо в плохой форме, но если он желает пить, у него есть на это право. Это не наше дело». Понятия личной свободы и права выбора имеют мало — или не имеют никакого — отношения к людям, страдающим зависимостью от химических веществ. Если на развитие зависимости в свое время повлияли многие решения, то сама зависимость означает конец свободы выбора. «Человек выбирает, употреблять ему или нет спиртные напитки, — говорит один лечащийся алкоголик. — Никто не выбирает, становиться ли ему алкоголиком».
Стать алкоголиком означает утратить способность не пить. Вмешательство в развитие пристрастия нарушает личную свободу не более, чем спасение утопающего: последний может отказаться от жизни, но предложить спасение значит восстановить свободу, а не отнять ее. И если нужно физически спасать алкоголика или наркомана после приема им чрезмерной дозы, то тем более ценно устранить зависимость, пока она не уничтожила пьяницу и не разрушила его семью.
5. Усилия с целью помочь алкоголику могут только навредить ему.

Люди, живущие в орбите алкоголика, почти всегда испытывают парализующий страх нарушить статус кво, как бы ни был он неприятен. Вопреки непредсказуемому поведению алкоголика окружающие его люди умеют создать для себя островки стабильности и порядка. Достигнутый ими мир так же хрупок, как и чувство облегчения, охватывающее их после того, как алкоголик напьется до состояния оглушения и его уложат в постель. И все-таки это какое-то облегчение. Перспектива вмешательства в пристрастие алкоголика или изменения прочно устоявшейся семейной рутины вызывает устрашающий хаос.
В этих страхах заметную роль играет сам алкоголик. При первых признаках возможного вмешательства в его пьянство способность манипулировать близкими возрастает у него многократно. Порой он пытается вызвать сострадание, убедить в том, что «ему нанесли удар в спину», что его предали люди, которым он больше всего доверял. Иногда он угрожает, что станет пить еще больше или даже что «сделает что-нибудь» с собой или с близкими. Бывает, он грозится навсегда уйти из дома. (Эта угроза, хотя она часто действует на членов семьи, почти всегда совершенно пустая. Алкоголик никогда не оставит так или иначе поддерживающих его людей, если не знает, где найти других.) Какую бы тактику ни применял алкоголик, цель у него всегда одна: показать, что «раскачивание лодки» будет дорого стоить.
Но дело в том, что пока алкоголик и его близкие живут, страшась любых перемен, зависимость не стоит на месте. Выражаясь медицинским языком, алкоголизм — это прогрессирующее заболевание. Если на ход его развития никак не влиять, то состояние больного будет ухудшаться, а не улучшаться. В данный конкретный момент алкоголик может производить впечатление владеющего собой и даже выздоравливающего человека, но общее направление его жизни — вниз по наклонной плоскости. Движимый непреодолимым влечением и ослепленный самообманом, он катится к духовной, психической и социальной деградации. Одна сторона его заболевания усугубляет другие, и он попадает в клетку, которая очень редко отпирается изнутри.
Страдания родных и друзей вместе с тем нарастают. Чем дольше алкоголик пьет, чем больше защитников он приобретает, тем меньше способны к сопротивлению его близкие. Они попадают в порочный круг горечи, гнева, страха, вины, самоуничижения. Сменяющие одна другую отрицательные эмоции усиливают их зависимость от алкоголика, и они становятся все более уязвимыми для его манипуляций.
Разрушительное нисходящее движение по спирали пьянства, обмана и попустительства не остановится само собой. Его нужно остановить извне. Система отношений, которая фактически укрепляет алкогольную зависимость, должна быть разрушена: те же самые родные, друзья, начальники, работодатели, которые покрывали алкоголика, должны вооружиться средствами, необходимыми для того, чтобы раскрыть перед ним все последствия его пагубной зависимости.

(репост статьи с сайта russianaa.com)
Респект тем, кто с нами делится чудесами !

Оффлайн доктор Юдик

  • www.yudik.org
  • Администратор
  • Державный Великий Верховный Инспектор
  • *****
  • Сообщений: 4701
  • Благословить: +0/-0
  • Пол: Мужской
  • Добрейший местный главврач и джидай Мэлмока
    • www.yudik.org
В какую группу Вы себя отнесёте ?
« Ответ #1 : 12 Апрель 2013, 08:34:31 »
Различают следующие группы лиц:

    1. Лица, не употребляющие алкоголь
    2.  Лица, умеренно потребляющие алкоголь

    3. Лица, злоупотребляющие алкоголем (развитие алкогольной зависимости)
        Без признаков алкоголизма
        С начальными признаками алкоголизма (утрата ситуационного и дозового контроля, запои)
        С выраженными признаками алкоголизма (регулярные запои, поражение внутренних органов, психические нарушения, свойственные алкоголизму)

Из вышеприведённой классификации можно заметить, что алкогольная зависимость развивается от случайных эпизодов употребления алкоголя до развития тяжелого алкоголизма
Массаж, мануальная терапия в Минске и Беларуси:  http://massag.by/

Оффлайн доктор Юдик

  • www.yudik.org
  • Администратор
  • Державный Великий Верховный Инспектор
  • *****
  • Сообщений: 4701
  • Благословить: +0/-0
  • Пол: Мужской
  • Добрейший местный главврач и джидай Мэлмока
    • www.yudik.org
Магалиф Александр Юрьевич

На мой взгляд и по мнению моих учителей в медицине, основная причина алкоголизма - депрессия (любого происхождения и в разных проявлениях).

В более развитых странах, чем Беларусь, заболеваемость алкоголизмом значительно ниже. Это можно объяснить большей медицинской грамотностью населения этих стран: при депрессии пациент склонен обращаться за помощью. На Западе широко применяются современные антидепрессанты, которые, как правило, назначаются курсом на несколько месяцев и имеют высокую эффективность. Побочные действия, в том числе "эффект привыкания" у них несравнимо меньшие, чем у алкоголя. Огромное значение имеет развитие психотерапевтической помощи, а также интерес человека к духовному развитию, религиозность. Свою роль играет и платная медицина: когда пациент осознаёт, что должен платить за мед. помощь, усиливается его ответственность за своё здоровье.

Люди, злоупотребляющие алкоголем, часто не осознают, что делают это для борьбы с депрессией. Если проблема в жизни разрешается, то человек иногда сам избавляется от алкоголизма. Возможно, этим можно объяснить то, что наиболее устойчивый результат дает обращение больного человека к вере (без уточнения). Это часто позволяет проработать причину депрессии внутри себя. Часто люди выздоравливают, посещая спец. центры при храмах, проходя курс психотерапии. 

Печально, что в нашей стране распространённый способ купировать душевные переживания - это употребить алкоголь. Многие недооценивают его вред. Парадокс: люди избегают ГМО, вред которых не доказан, но регулярно пьют спиртные напитки, несмотря на многочисленные доказательства их пагубного влияния на весь организм, особенно на нервную систему.

Вот пример, взятый из электронной переписки врача и пациента (сайт www.magalif.ru):

Пациент: "Когда мне грустно, я немножко выпиваю. Мне кажется, что это лучше, чем «колёса» пить. А вы как думаете?"

Врач Магалиф А.Ю.: "Здравствуйте, Владимир. Очень опасное заблуждение. Хотя к подобному способу борьбы с депрессией, к сожалению, прибегают многие, употребляя алкоголь в качестве антидепрессанта, транквилизатора, снотворного. И совершают роковую ошибку. Врачевать душевные раны алкоголем всё равно, что пожар бензином тушить: за временным подъёмом настроения обязательно последует спад. Более стремительный, чем до приёма «спасительных» 100 граммов (а чаще много больше).

Дело в том, что алкоголь имеет две фазы действия: фазу активации (возбуждения) и фазу угнетения (похмелья). В сочетании с депрессией (реактивной или эндогенной) этот механизм становится взрывоопасным. Незаметно для себя такой человек быстро попадает в ловушку: поначалу после приёма алкоголя ему и впрямь становится легче, но на следующий день его психическое состояние ещё больше ухудшается. Чтобы поднять настроение, он выпивает вновь. Чем дальше, тем больше. Возникает порочный круг, из которого бывает очень трудно выбраться.

Постепенно в нагрузку к депрессии страдающий ею человек приобретает новую болезнь - алкоголизм, у которой помимо психологической составляющей есть ещё и биохимическая, когда организм просто не хочет работать без алкогольного допинга.

Когда речь идёт о депрессии, двух мнений быть не может: её нужно лечить. Но не алкоголем, а современными антидепрессантами, вредность которых сильно преувеличена. Медикаментозное лечение желательно дополнить сеансами психотерапии.
Массаж, мануальная терапия в Минске и Беларуси:  http://massag.by/

РsychoForum


 

Google+



massag.by

milonga.by


adulter.by,sex