Пир во время чумы. Как холерный карантин «помог» Пушкину написать гениальные, лучшие творения.

В советском литературоведении о холерном карантине, который заставил Пушкина сидеть в нижегородской деревне три месяца подряд, упоминалось вскользь. Эпидемия холеры, которая пришла в Россию в 1830 году, заперла поэта в деревне на три месяца из-за карантина и стала самым продуктивным периодом в жизни Александра Сергеевича Пушкина. Он сочинил за это время более тридцати стихотворений, завершил «Евгения Онегина», «Повести Белкина» и полностью написал «Маленькие трагедии», одна из которых, «Пир во время чумы», почти буквально отражает размышления о роли изоляции от общества.

В 1831-м, через год после всех этих событий он вспоминает, как выехал из Москвы, а навстречу ему бежала Макарьевская ярмарка, теряя свои товары, потому что с Волги пришла холера. Пушкин философски отнесся к этому событию и продолжал свой путь в Болдино, надеясь уладить все дела за три недели. Но выбраться из Болдино в Москву ему не удается. Таким образом и возникло то, что мы сегодня называем Болдинской осенью. Вместо трех недель Пушкин провел в Болдино три месяца, и мы этому обязаны в частности, «Маленькими трагедиями». И хотя Анна Ахматова и говорила, что ни в одном из созданий мировой поэзии не звучат так резко грозные вопросы морали, «Пир во время чумы» в первую очередь ассоциируется с карантинной атмосферой. Там есть и отношение Пушкина к обстоятельствам, в которые он попал.
Если бы не карантин, Пушкин разобрался бы с деньгами и с крестьянами и вернулся в Москву, но он был вынужден задержаться. А так как он совершенно на это не рассчитывал, то остался в деревне без книг, без собеседников. Тогда ведь не было таких средств связи, как у нас сейчас. Его очень интересовало, что происходит в Европе…
Как ни странно, но вынужденная изоляция принесла ему ощущение абсолютной свободы. С одной стороны, карантины со всех сторон, а с другой – он здесь вне жениховства со всеми светскими обязанностями, разговорами с тещей, пересчета денег, забот о приданом, вдалеке от выговоров Бенкендорфа, потому что из-за карантина до него не дотянуться.
К нему приходит душевное спокойствие, покой и воля, хотя покой, может быть относительный, – потому что начали приходить известия из холерной Москвы. Пушкин несколько раз пытался в Москву вернуться, и в своих воспоминаниях рассказывает, как он дал мужикам, стоящим в карантине, серебряный рубль, они его пропускают, но дальше он ехать не может.
Позже, летом 1831 года. Пушкин живет с молодой женой в Царском Селе, вокруг холерные карантины, потому что эпидемия обозначалась неоднократно, а он пишет своему приятелю Плетневу:

«…Опять хандришь. Эй, смотри: хандра хуже холеры, одна убивает только тело, другая убивает душу. Дельвиг умер, Молчанов умер; погоди, умрет и Жуковский, умрем и мы. Но жизнь все еще богата; мы встретим еще новых знакомцев, новые созреют нам друзья, дочь у тебя будет расти, вырастет невестой, мы будем старые хрычи, жены наши — старые хрычовки, а детки будут славные, молодые, веселые ребята; а мальчики станут повесничать, а девчонки сентиментальничать; а нам то и любо. Вздор, душа моя; не хандри — холера на днях пройдет, были бы мы живы, будем когда-нибудь и веселы…»

Эпидемия холеры в 1830 и 1831 годах — первая в истории России вспышка холеры, самого смертоносного в XIX веке инфекционного заболевания. Она частью второй пандемии холеры которая началась в долине Ганга в 1829 году. Из 466 457 заболевших в России холерой умерло 197 069 человек. Объяснялось возвращением из Азии русской армии после нескольких лет войн (сначала с персами, потом с турками). Из Персии холера проникла летом 1830 года в Тифлис и в Астрахань. Малограмотные лекари и народ на первых порах принимали малоизвестное ещё заболевание за давно известную в России чуму. Когда подтвердилась первая смерть от холеры, жители Тифлиса первым делом устремились в храмы.

Центральная комиссия для пресечения холеры была образована 9 сентября 1830 года. В крупных городах было решено развернуть временные холерные больницы (в Москве — Ордынская, Басманная и т. д.). Возглавить борьбу с «моровым поветрием» царь поручил министру внутренних дел Закревскому, который «принял очень энергичные, но совершенно нелепые меры, всю Россию избороздил карантинами, — они совершенно парализовали хозяйственную жизнь страны, а эпидемии не остановили». Тысячи людей и лошадей с товарными обозами задерживались у застав, высиживая карантин. В тех, кто пытался пробраться через оцепления, приказано было стрелять. Неслыханные прежде запреты на передвижение вызывали недовольство всех сословий и порождали холерные бунты. Так, в Тамбове 5-тысячная толпа горожан захватила губернатора, которого на следующий день пришлось вызволять конным жандармам. В Севастополе восставшие удерживали город в течение пяти дней.

«Пир во время чумы» вошёл в сборник «Маленькие трагедии». Эта маленькая пьеса, состоящая из одной сцены, является переводом фрагмента из пьесы шотландского поэта Джона Вильсона «Чумной город» (англ. The city of the plague), посвящённой лондонской чуме 1665 года. Пушкин много занимался переводом классики и писал фантазии на тему популярных произведений, но «Пир во время чумы» является единственным в своём роде образцом переводческого искусства Пушкина. Поэт сумел из небольшого отрывка трёхактной пьесы Вильсона создать отдельное произведение, обладающее художественным единством, законченностью и высоким художественным достоинством. Благодаря мастерству Пушкина «Пир во время чумы» живёт в отдельности от пьесы Вильсона.

Список материалов о карантинном кризисе и коронопсихозе:

Весенний меморандум доктора Юдицкого (того самого, живого классика) по карантинному кризису
Психотерапевт Юдицкий И.В. ссылается на мнение профессора-вирусолога Потехина А.
Профессор Гундаров А.И. доктор медицинских наук о КОРОНОПСИХОЗЕ
Обращение доктора Юдицкого И.В. к частнопрактикующим коллегам

Психотерапевт рекомендует книги во время Чумы.
«Декамерон» — психотерапевт Юдицкий рекомендует к прочтению во время карантина
Современная информационная война: психовирусы, внедряемые в подсознание
Почему паника может унести больше жизней чем вирус?


реклама от администратора сайта

Помощь психолога, психотерапевта, психиатра . Клинический гипноз. Консультации кризисных пар. On-line консультации 
Терапевтические группы. Кабинет в центре. Парковка. ИП Юдицкий И.В.
УНП 692150445, 220004, Минск,
ул.Мельникайте, 2-503А, +375 29 6277772 (МТС)                                 р\с BY36 ALFA 3013 2569 0600 1027 0000, ЗАО «АЛЬФА-БАНК»                        ул. Сурганова, 43-47, 220013 Минск, Республика Беларусь. СВИФТ — ALFABY2X, УНП 101541947, ОКПО 37526626
Ссылка на страницу ДОГОВОРА ПУБЛИЧНОЙ ОФЕРТЫ — тут.     Посещение — после собеседования по телефону и предоплаты (ч\з кассу любого банка, банкомат, интернет-банкинг с карточек VISA и MasterCard или с помощью расчётной системы ЕРИП). Рассрочка по программе «ХАЛВА» — при предоплате (рассрочка 2 мес) 5-ти сеансов по согласованному графику, либо (рассрочка 3 мес) 10-ти сеансов , с предварительным одобрением графика посещений. Наличные не принимаются. Портал для безопасной оплаты с карточки: YDIK.COMРасписание (свободное время для записи на консультации и сеансы)

Добавить комментарий