Найти профессионального психотерапевта в Минске

Найти и выбрать для себя профессионального психотерапевта в Минске, избежать шарлатана.

Бостонская Организация по прекращению злоупотреблений в терапии («BASTA!»): признаки для сомнения в профессионализме психотерапевта

Рабочие моменты
– Психотерапевт предложил мне бесплатные сессии или снизил стоимость сессий в качестве одолжения мне
– Поскольку он снизил стоимость, он ожидает, что я буду приносить для него еду на сессии или предоставлять какие-то другие услуги в обмен на его психотерапевтические услуги.
– Часто сессии продолжаются на полчаса и дольше, чем установленное время.
– Я обычно его последний клиент за день.
– Психотерапевт заставляет меня долго ждать.
– Я должен ему больше тысячи долларов.
– Я часто не знаю, сколько будет продолжаться сессия. Иногда они длятся 20 минут, иногда полтора часа.
– Психотерапевт во время наших сессий часто разговаривает по телефону.
– Если психотерапевт голоден, мы вместе идем в ресторан во время наших сессий. Читать далее

Психология скрытого рабства

Психология скрытого рабства

1. Экономическое принуждение рабов к постоянной работе. Современный раб вынужден работать без остановки до смерти, т.к. Средств, заработанных рабом за 1 месяц, хватает, чтобы оплатить жилье за 1 месяц, еду за 1 месяц и проезд за 1 месяц. Поскольку денег хватает у современного раба всегда только на 1 месяц, современный раб вынужден работать всю жизнь до смерти. Пенсия также является большой фикцией, т.к. Раб-пенсионер отдает всю пенсию за жилье и еду, и у раба-пенсионера не остается свободных денег.

2. Вторым механизмом скрытого принуждения рабов к работе является создание искусственного спроса на псевдонужные товары, которые навязываются рабу с помощью тв-рекламы, пиара, расположения товаров на определенных местах магазина. Современный раб вовлечен в бесконечную гонку за «новинками», а для этого вынужден постоянно работать.

3. Третьим скрытым механизмом экономического принуждения современных рабов является кредитная система, с «помощью» которой современные рабы все больше и больше втягиваются в кредитную кабалу, через механизм «ссудного процента».С каждым днем современный раб должен все больше и больше, т.к. Современный раб для того чтобы рассчитаться с процентным кредитом, берет новый кредит, не отдав старый, создавая пирамиду долгов. Долг, постоянно висящий над современным рабом, хорошо стимулирует современного раба к работе даже за мизерную плату.
Психология рабства

4. Четвертым механизмом заставить современных рабов работать на скрытого рабовладельца является миф о государстве. Современный раб считает, что работает на государство, но на самом деле раб работает на псевдогосударство, т.к. Деньги раба поступают в карман рабовладельцев, а понятие государства используется, чтобы затуманить мозги рабов, чтобы рабы не задавали лишних вопросов типа: почему рабы работают всю жизнь и остаются всегда бедными? И почему рабы не имеют доли прибыли? И кому конкретно перечисляются деньги, выплаченные рабами в виде налогов? Читать далее

Сотрудничество психоаналитика и психиатра

Сотрудничество психоаналитика и психиатра в клинике и частной практике. Вопросы.

Развитие психореабилитации в системе психиатрической помощи и увеличение доэдипальных пациентов в частной практике у психотерапевтов – неотъемлемая тенденция последнего времени. Это делает проблему кооперации двух парадигм (биологической и психологической) и двух специалистов (психиатра и психотерапевта) все более актуальной. Данная статья о том, почему нужна такая кооперация, какие при этом могут быть трудности и как их можно преодолеть. Формат «вопрос-ответ» поможет сжато осветить некоторые актуальные ситуации.

Вопрос 1. Полезно ли сочетание психотерапии и психофармакологии (психиатрии) в лечении доэдипальных пациентов?

Во-первых, сочетание психотерапии и фармакотерапии позволяет быстрее улучшить самочувствие пациента. Психиатр, назначая препараты, купирует психопатологические расстройства, восстанавливает сон, нормализует настроение и т.д. Работа с психотерапевтом улучшает Читать далее

Патологическая зависимость от соцсетей, интернета, смартофона – грядёт психическая пандемия

«Ощущение скуки, одиночества, растерянности или нерешительности часто вызывает у нас раздражение, которое, в свою очередь, провоцирует спонтанную автоматическую реакцию, направленную на то, чтобы это ощущение ушло»

87 процентов людей засыпают и просыпаются со своими смартфонами…

Джастин Розенштейн заблокировал на своем ноутбуке reddit, удалился из cнэпчата, который он сравнивает с героином, и установил себе лимиты на использование фейсбука. В августе 34-летний топ-менеджер IT-компании купил новый айфон и попросил ассистента активировать на нем опцию родительского контроля, которая не дает владельцу устанавливать на телефон приложения. Он строго следит за своими лайками, которые описывает как «яркие вспышки псевдоудовольствия», настолько же пустые, насколько аддиктивные. Розенштейн знает, о чем говорит, — ведь это он изобрел лайк. Десять лет назад молодой разработчик Facebook засиделся до ночи, создавая прототип кнопки, которую про себя называл «кнопкой классности». Сегодня он принадлежит к небольшому, но быстро растущему сообществу еретиков Кремниевой долины, которые жалуются на подъем «экономики внимания» — явления, когда интернет формируется исходя из потребностей рекламной индустрии. Среди единомышленников Розенштейна — несколько руководителей высшего звена, в основном это дизайнеры, разработчики, проджект-менеджеры и другие специалисты, по кирпичикам строившие цифровой мир, который они же сейчас стремятся разрушить. «Люди psycho-BY-188постоянно создают что-то из лучших побуждений, а потом оказывается, что они сотворили монстра», — говорит Розенштейн. Он ушел из Facebook и Google, сейчас его небольшая компания занимается повышением продуктивности офисных работников. Главным предметом беспокойства для автора лайка стало психологическое воздействие технологий на людей, которые свайпают и тапают по экранам своих телефонам в среднем 2617 раз в день. Помимо собственно привыкания, технологии вызывают состояние, которое получило название Читать далее

Демоны существуют (Карл Юнг)

«Я знаю, что демоны существуют»


Карл Юнг: Обретут ли души мир?

Это интервью основателя аналитической психологии было опубликовано в швейцарской газете Die Weltwoch 11 мая 1945 года, через четыре дня после капитуляции немецкой армии в Реймсе.

Die Weltwoche: Не считаете ли вы, что окончание войны вызовет громадные перемены в душе европейцев, особенно немцев, которые теперь словно пробуждаются от долгого и ужасного сна?

Карл Густав Юнг: Да, конечно. Что касается немцев, то перед нами встает психическая проблема, важность которой пока трудно представить, но очертания ее можно различить на примере больных, которых я лечу. Для психолога ясно одно, а именно то, что он не должен следовать широко распространенному сентиментальному разделению на нацистов и противников режима. У меня лечатся два больных, явные антинацисты, и тем не менее их сны показывают, что за всей их благопристойностью до сих пор жива резко выраженная нацистская психология со всем ее насилием и жестокостью. Когда швейцарский журналист спросил фельдмаршала фон Кюхлера [Георг фон Кюхлер (1881-1967) руководил вторжением в Западную Польшу в сентябре 1939 г. Он был осужден и приговорен к тюремному заключению как военный преступник Нюрнбергским трибуналом] о зверствах немцев в Польше, тот негодующе воскликнул: «Извините, это не вермахт, это  Читать далее

ПРИЗНАКИ АЛКОГОЛИЗМА

В связи с запутанной и противоречивой информацией об алкоголизме многие ПРИЗНАКИ АЛКОГОЛИЗМАлюди не отдают себе отчета в том, что они живут рядом с алкоголиком.
Ниже мы приводим некоторые отчетливые признаки зависимости, которые во многих случаях характерны и для зависимости от других субстанций:

• При всех обстоятельствах, где алкоголь доступен, алкоголик пьет так долго, как только возможно. Так, алкоголики обычно уходят последними из гостей. Еще до начала празднования, больные алкоголизмом позволяют себе выпить один-два стакана спиртного, чтобы «быть в хорошей форме».
• Выпивка стала для алкоголика однозначно очень важной. Если кто-нибудь из друзей, партнер или другой член семьи затрагивает эту тему, то пациент обрывает его замечанием: «для меня это не проблема; если ты с этим не справляешься, то это твое дело».
• Пациент не может вспомнить о Читать далее

Насилие молчанием, как оно разрушает и что это такое ?

Когда моя мать злилась или была недовольна, она начинала вести себя так, будто меня просто нет. В такие моменты я будто становилась невидимкой, приведением или оконным стеклом. Когда я была маленькой – наверное, мне было шесть или семь лет – у меня все горело внутри от её свирепого взгляда, я плакала и умоляла её сказать хоть слово, но она молчала.

Конечно, всё свое детство я в страхе ходила на цыпочках вокруг неё. Это как быть запертым в наказание на чердаке, но гораздо тоньше и не столь очевидно. Лет до сорока я не понимала, что это такой вид насилия.
Эта женщина не одинока; дети, которые выросли среди вербального и эмоционального насилия часто считают такое поведение нормальным, ошибочно полагая, что так как у них происходит и во всех семьях.
Не удивительно, что в обществе много расхождений на тему того, что считать насилием внутри семьи. И хотя большинство людей готовы признать проблемой физическое насилие – действия, которые оставляют видимые синяки или переломы – тем не менее, многие не понимают, где заканчивается неспособность справиться с собственными эмоциями (например, с раздражением) и начинается насилие над другим человеком.
Однако, не важно – является ли такое поведение сознательной попыткой манипулировать и контролировать другого или же человек оправдывается, говоря, что «он(а) его спровоцировал(а)» — оба эти варианта являются насилием.
В отличие от общественного мнения, исследования очень четко демонстрируют, что эмоциональное и вербальное насилие делают с мозгом ребенка: они в прямом смысле меняют его структуру.
Такие дети вырастают во взрослых, которые не доверяют своему восприятию и имеют серьёзные трудности совладания со своими эмоциями; у них развивается небезопасный стиль привязанности, которые отделяет их от собственных чувств (избегающий стиль) или делает их очень уязвимыми и чувствительными к отказам (тревожный стиль). Поскольку у них есть склонность считать нормой вербальное насилие, они могут находить в отношениях с человеком, которые и проявляет к ним это вербальное насилие.
Когда большинство из нас думают о вербальном насилии, мы представляем себе крики и вопли, но правда в том, что самое токсичное насилие – тихое и безмолвное; перечитайте историю, с которой начинается эта статья и отметьте, что в данном случае орудие насилия – материнское молчание.
Леа, 38 лет, написала мне о своем первом браке:
Я становилась жалким существом, умоляла его сказать мне, что после этой ссоры он всё ещё меня любит, а он не отвечал. Я умоляла ещё сильнее, плакала, а он сидел на диване с каменным лицом. Тогда я начинала извиняться, даже если он начал ссору, а я не сделала ничего плохого.
Вот как я боялась, что он уйдет. Я не считала его поведение ни насилием, ни контролем, пока не пошла в свои 35 лет на терапию. Я ведь прожила так 12 лет и не даже не задумывалась, что что-то не так.
История Леи не исключение, не одна она годами считает подобное поведение партнера нормальным. Насилие молчанием легко рационализировать или отрицать: «он просто не хочет говорить», «она просто пытается собраться с мыслями», «он не хочет обидеть меня нарочно» или «может быть я и правда слишком чувствительная, как она и говорит».
Дети усваивают не только те сообщения, которые получают в процессе вербального насилия (например, «зачем я тебя только родила», «ты чудовище», «от тебя одни неприятности» и т.п.), но так же формируют свои ожидания от мира и понимание того, как люди ведут себя в отношениях из этого родительского молчания.
Среди насилия молчанием можно выделить несколько типов: глухая стена, игнорирование, демонстрация презрения и отказ от эмоционального контакта. У всех них одна цель – выставить человека маргиналом, заставить его ужасно себя чувствовать и усилить контроль.
Глухая стена или закрыться от потребностей другого.

Этому поведению посвящено достаточно много исследований и у него есть даже своя аббревиатура DM/W (от англ. Demand/Withdraw), потому что оно признано одним из самых токсичных схем взаимоотношений.
Стать глухой стеной – это конец диалога и это означает что у человека, который этот диалог инициировал, опускаются руки.
Когда так поступает родитель по отношению к ребенку, он или она четко демонстрирует этим, что мысли и чувства ребенка не имеют никакой ценности и никого не волнуют: а так как потребности ребенка — это любовь и поддержка родителя, то ребенок выучит этот урок как некую «правду» о себе.
Когда так поступает один взрослый партнер с другим, это просто демонстрация власти, которая сообщает другому: то что ты хочешь, то что ты думаешь, то что ты чувствуешь – в наших отношениях не имеет ни малейшего значения.
Игнорирование или бойкот.
Делать вид, что вы не видите и не слышите кого-то особенно чувствительно для детей, особенно если это используется как наказание. Маленький ребенок может чувствовать себя покинутым или выброшенным из семьи, ребенок постарше может испытывать боль отвержения и в то же время глубокий гнев, вот как об этом рассказывает Элла:
Мой отец сразу же переставал со мной разговаривать, как только я его разочаровывала, что случалось очень часто. Поводом могли стать плохие оценки в школе, не очень хорошие спортивные результаты, да всё что угодно. Он всегда говорил одно и то же: «Тебе надо собраться. Ты слишком чувствительная, в этом мире выживает сильнейший». Моя мать придерживалась тех же принципов.
Когда я была подростком, я злилась на них обоих, но в то же время думала, что их разочарование – моя вина. Я была единственным ребенком и мне не с кем было сравнивать. Если говорить вкратце, то к колледжу мне стало совсем плохо, но к счастью прекрасный терапевт просто спас меня.
Партнеры тоже используют бойкот для унижения и обесценивания, а также для того, чтобы напугать другую сторону, «сбить с ног».
Это способ заставить другого чувствовать свою уязвимость, отправить его в эмоциональную сибирскую ссылку, и делается это для того, чтобы сделать партнера податливее и более подконтрольным.
Презрение и насмешки.
Смеяться над кем-то, дразнить его с помощью гримас или выражать отвращение закатыванием глаз тоже может быть инструментом насилия, который обесценивает и унижает, хоть в этом и не участвуют слова.
Эти жесты, увы, легко могут не признаваться обидчиком, который будет обвинять вас в излишней чувствительности («ой, какие мы нежные»), придирках («вечно ты придираешься ко всему») или отсутствии чувства юмора («ты что, шуток не понимаешь»).
Не ошибитесь: это насилие. Чтобы обозвать другого дураком и обесценить не обязательно нужны слова.
Отказ от эмоционального контакта.
Это, пожалуй, самая тонкая форма насилия, особенно когда речь идет о ребенке: умышленный отказ давать поддержку, любовь и заботу – то есть все то, что так необходимо ребенку для его развития. Конечно, ребенок не понимает чего именно его лишают, но ощущает как одиночество заполняет пустоту в сердце.
Но не намного легче приходится и взрослому партнеру, с которым обращаются подобным образом, потому что когда вам отказывают в эмоциональных потребностях – это заставляет вас еще больше в нуждаться в их удовлетворении и иногда делает еще более зависимым от партнера.
Это контринтуитивно, но это правда. Отказ от эмоционального контакта — это сильное орудия для тех, кто жаждет власти и контроля.
Насилие – это насилие. Если кто-то использует слова или молчание, чтобы заставить вас чувствовать себя ничего не стоящим и бессильным, то этот человек совершает насилие. Помните эту простую формулу.опубликовано econet.ru.

Автор: Peg Streep

Если вы подозреваете психическое нарушение у себя

Избранное

Самодиагностика дла решения обратиться к психиатору:

1) Вы слышали, видели или чувствовали нечто, что другие люди считают невозможным. Примеры:

• Иногда, когда вы находитесь наедине с собой, то слышите голоса, которые дают вам советы.
• Иногда вы видите своих умерших близких.
• Вы ощущаете неприятные запахи, которых другие не замечают.
• Вы чувствуете своеобразный зуд, словно под кожей ползают насекомые.

2) Вы опасаетесь, что теряете контроль над употреблением алкоголя или наркотиков. Примеры: Читать далее

Что делать, если подозреваете психическое нарушение у близкого ?

Избранное

Что делать, если подозреваете психическое нарушение у близкого ?

Отклонения в поведении кого-то из близких – повод беспокойства о нем. Лучшим решением было бы, если бы этот человек сам обратился за медицинской помощью. Однако чаще всего трудно убедить кого-то в необходимости психотерапевтической консультации. При любых обстоятельствах, если вас беспокоит состояние или поведение близкого вам человека,необходимо поговорить с ним об этом. Для людей, страдающих от психического нарушения, участие и поддержка близкого, возможность высказать свои жалобы утешают и облегчают состояние.

Некоторые примеры поведения, указывающие, что необходима помощь.

1) Высказывание странных и необъяснимых мыслей и утверждений, например: Читать далее

Первый приём у психиатра или психотерапевта. Как происходит ?

Избранное

Первый приём у психиатра или психотерапевта
Сценарий  диагностической консультации

Консультация психиатра или психотерапевта во многом сходна с визитом к любому другому врачу. Прежде всего выясняется информация о психических и физических симптомах, о времени их первого появления, об обстоятельствах, при которых они появились, а также психическим и физическим анамнезом. Анамнез составляет основу диагноза. Началом расспроса является выяснение трудностей, имеющихся в данный момент, и оснований, которые появились у самого пациента, его близких или другого врача для предположения, что консультация психотерапевта могла бы быть полезной. Беседа включает вопросы о начале расстройства, его симптомах и степени их тяжести и обо всех факторах, которые могли быть их причиной или могли быть связаны с ними. Обычно врач ставит вопросы таким образом, чтобы структурировать беседу. Первая беседа с пациентом продолжается в среднем 45-50 минут. Как в условиях клиники, так и на приеме у практикующего врача такая беседа проводится по возможности без перерывов. Если врач хочет использовать звукозапись, то, прежде чем включать диктофон,получает согласие пациента. Записи важны для врача, так как помогают ему воссоздать общую картину конкретного случая, а также потому, что врач несет профессиональную и юридическую ответственность за поставленный диагноз и назначенное лечение. Начинается первичная консультация с изложения пациентом болезненных симптомов и ощущений, мыслей, мешающих полноценной жизни.

Mandala0048

Параллельно психиатр оценивает следующие пункты: Читать далее