Потехин Алексей Анатольевич (профессор кафедры микробиологии СПбГУ): «Цели убить хозяина у вируса нет»

Алексей Анатольевич Потехин, кандидат биологических наук, профессор кафедры микробиологии СПбГУ. Лектор курса «Вирусология». Соавтор учебника «Вирусология» 2012, Изд-во СПбГУ

«Голос учёных звучит слишком тихо»

Я получил много вопросов после своих первых постов о коронавирусе, и я постараюсь на некоторые из этих вопросов ответить. Интернет каждый день выплескивает нам множество информации – как разобраться в том, где факты, а где чушь? Все больше новостей о коронавирусе начинается со слов «Ученые рассказали о…», «Ученые разработали…», «Ученые сообщили, когда…». С одной стороны, это хорошо, потому что это значит, что мы все больше узнаем о нашем враге-вирусе. С другой стороны, в интернете в основном не сами ученые рассказывают, а рассказывают журналисты, которые что-то слышали от ученых. Или министры и чиновники, или президенты крупнейших держав, которые тоже что- то слышали. Или экономисты, которые за месяц-другой уже отлично разобрались в вирусологии. И чем больше я читаю таких новостей, тем больше убеждаюсь: голос самих ученых звучит слишком тихо. Значит, надо говорить громче.

Еще раз уточню: по своей научной специальности я микробиолог и генетик, я не исследую вирусы, по их части моя деятельность ограничивается преподаванием вирусологии в СПбГУ и соавторством в учебнике по вирусологии. Все, что я напишу ниже – мои оценочные суждения, основанные на общем знании биологии вирусов и биологии вообще, а также попытка связывать факты наиболее логичным способом, так, как это принято в науке. Я не стану расставлять ссылки на источники в своем тексте, так как пишу его не в рамках научной дискуссии, а для людей с разным образованием, которым важно получить Читать далее

«Декамерон» — психотерапевт Юдицкий рекомендует к прочтению во время карантина

«Боккаччо схватил живую, психологически верную черту — страсть к жизни у порога смерти».
Академик А. Н. Веселовский

События книги происходят в XIV веке, во время эпидемии чумы 1348 года. Группа из трех благородных юношей и семи дам, встретившаяся в церкви Санта Мария Новелла, уезжают из охваченной заразой Флоренции на загородную виллу в двух милях от города, чтобы спастись от болезни. (Традиционно считается, что это Вилла Пальмьери во Фьезоле).

За городом они проводят своё время, рассказывая друг другу различные занимательные истории. Многие из них — не оригинальные сочинения Боккаччо, а переработанные им Читать далее

Обращение доктора Юдицкого И.В. к частнопрактикующим коллегам: психотерапевтам, профессиональным психологам

                                           Уважаемые коллеги!
Так сложилось, что в жизни я часто прибегал к самоизоляции, надолго уходил в горы, в одиночку сплавлялся по рекам, жил в диких безлюдных бухтах на морском побережье, даже провёл неделю на острове, где никого, кроме меня не было. Всегда считал уединение — огромным ресурсом. Даже перевалив за 50 лет я часто езжу на подводную охоту один, на несколько дней. Возможно поэтому, нынешняя ситуация не является стрессом для меня. Однако я обеспокоен фрустрацией и тревогой среди коллег. В одночасье я лишился еженедельных сеансов и у своего терапевта и у супервизора. Что не могло меня не потрясти. Сеансы по «Скайпу» меня не устраивают, и не буду излагать многочисленные, в т.ч. и научные причины их малой эффективности.

Пусть эти рекомендации помогут пережить карантинный кризис

Основные страхи частных консультантов, психологов и психотерапевтов — страх финансового неблагополучия, невостребованности и некомпетентности.
Сейчас доминирует Читать далее

Гундаров А.И. профессор-эпидемиолог, доктор медицинских наук о КОРОНОПСИХОЗЕ

В собственных взглядах на угрозу коронавирусной эпидемии и в личном мнении о происходящем опираюсь исключительно на информацию от коллег-врачей, в первую очередь инфекционистов, вирусологов, эпидемиологов. Достоверными считаю только материалы, под которыми подписываются профессионалы. Готовые понести всю моральную и юридическую ответственность в случае дезинформации. Особенность массовой истерии и общественной паники, которую я называю коронопсихозом — в глупом, деструктивном жонглировании сплетнями, слухами, или «заказными» деструктивными публикациями. Что ещё хуже — смешивание медицинской дезинформации с политической пропагандой.
В своей «базовой» публикации Апрельский меморандум доктора Юдицкого, размещённой в начале апреля я ссылаюсь на научные источники и литературные произведения, которые настоятельно рекомендую прочитать этой весной.

Игорь Алексеевич Гундаров — доктор медицинских наук, профессор, специалист в области эпидемиологии и профилактической медицины, демографии, социальной психологии, философии, кандидат философских наук.

Гундаров Игорь Алексеевич в 1971 г. закончил Читать далее

Психотерапевт Юдицкий И.В. ссылается на мнение профессора-вирусолога Потехина А.

В 1001 раз напоминаю, что я, (администратор и владелец сайта) — врач ПСИХИАТР-нарколог, психотерапевт и клинический психолог. Я не эпидемиолог, не вирусолог и не инфекционист. Ни в коей мере не стремлюсь обесценить профилактические меры по предотвращению распространения ОРВИ-инфекции. Не претендую на предсказание исхода эпидемии и рассуждаю только о социальных и психологических аспектах паники. Категорически рекомендую соблюдать санитарно-гигиенические правила, выполнять ( в соответствии с Законом) требования ответственных представителей и чиновников государственного Здравоохранения.

Обращаю внимание, что в собственных взглядах на угрозу коронавирусной эпидемии и в личном мнении о происходящем опираюсь исключительно на информацию от коллег-врачей, в первую очередь инфекционистов, вирусологов, эпидемиологов. Достоверными считаю только материалы, под которыми подписываются профессионалы. Готовые понести всю моральную и юридическую ответственность в случае дезинформации. Особенность массовой истерии и общественной паники, которую я называю коронопсихозом — в глупом, деструктивном жонглировании сплетнями, слухами, или «заказными» деструктивными публикациями. Что ещё хуже — смешивание медицинской дезинформации с политической пропагандой.
В своей «базовой» публикации Апрельский меморандум доктора Юдицкого, размещённой в начале апреля я ссылаюсь на научные источники и литературные произведения, которые настоятельно рекомендую прочитать этой весной.

Вирусолог, профессор Санкт-Петербургского университета о пандемии COVID-19

Профессор биологического факультета Санкт-Петербургского государственного университета Потехин Алексей выразил свое мнение о пандемии COVID-19.
Общее волнение витает в воздухе. Думаю, пришло время и мне, как биологу, много лет читающему общий курс вирусологии в университете, несколько слов сказать о коронавирусе. Попробую сделать это тезисно, потому что и так в интернете на этот счет, как говорят в Италии, высказалась уже даже свинья.

1) Это всего лишь коронавирус. Один из представителей семейства, которое и раньше было представлено в общем спектре возбудителей ОРВИ человека. Это не чума. Не оспа, не родная еще нашему поколению корь. Это даже не тот коронавирус, который вызывал атипичную пневмонию в 2002 году и был гораздо жестче. Нынешний вирус убивает, как положено любому уважающему себя вирусу, только что попавшему к людям из другого зверя. Но убивает умеренно. В мире ежедневно умирает от туберкулеза столько же людей, сколько пока что умерло за все время от COVID-19. И еще столько же — от малярии. Просто за этими цифрами мы не следим в режиме онлайн.

2) Вирус, к сожалению, достаточно заразный. Более заразный, чем грипп, менее заразный, чем свинка или краснуха, не говоря о кори. Нам на воображение действуют растущие в реальном времени цифры инфицированных и умерших, и мысленно мы подставляем к ним «уже». В Петербурге «уже» 8 случаев! В России «уже» 93! В Китае было «уже» 80 000. На самом деле правильнее было бы говорить «еще» или «всего лишь» Читать далее

Пир во время чумы. Как холерный карантин «помог» Пушкину написать гениальные, лучшие творения.

В советском литературоведении о холерном карантине, который заставил Пушкина сидеть в нижегородской деревне три месяца подряд, упоминалось вскользь. Эпидемия холеры, которая пришла в Россию в 1830 году, заперла поэта в деревне на три месяца из-за карантина и стала самым продуктивным периодом в жизни Александра Сергеевича Пушкина. Он сочинил за это время более тридцати стихотворений, завершил «Евгения Онегина», «Повести Белкина» и полностью написал «Маленькие трагедии», одна из которых, «Пир во время чумы», почти буквально отражает размышления о роли изоляции от общества.

В 1831-м, через год после всех этих событий он вспоминает, как выехал из Москвы, а навстречу ему бежала Макарьевская ярмарка, теряя свои товары, потому что с Волги пришла холера. Пушкин философски отнесся к этому Читать далее