Откуда берутся мысли? У буддийской философии и у классической нейрофизиогогии совершенно разные языки

Интервью с Т. Черниговской по результатам конференции «Тибетология и буддология на стыке науки и религии».

Еще из первой встречи с Далай-ламой и буддийскими учеными монахами в Индии в 2017 году Черниговская вынесла положительный вывод о том, что «буддийская философия очень хорошо коррелирует с квантовой механикой». «Об этом и многочисленные беседы Его Святейшества с физиками и другими учеными Запада на протяжении многих лет, которые я смотрела. Они друг друга понимают. Похоже, что мы к этому пришли. И вся наука сейчас развивается в этом направлении. Но еще не наступил перелом, когда наука, живущая не в квантовом, а в большом, обычном мире, могла бы из квантовых теорий и буддийских представлений взять серьезные вещи для себя», — считает нейроученый.

Участники конференции обсудили первые результаты исследований влияния медитации на мозг, а также феномена, который буддисты называют «посмертной медитацией тукдам», когда тело после констатации смерти еще долгое время не имеет признаков разложения. В 2019-2020 годах по договоренности с Далай-ламой известный физиолог, более четверти века возглавлявший Институт мозга человека имени Н.П. Бехтеревой РАН, академик Святослав Медведев открыл в тибетских буддийских монастырях на юге Индии Читать далее

Мозг чуть ли не живет своей жизнью: «это сделал не я, это сделал мой мозг»

Татьяна Черниговская, нейрофизиолог:

Клод Леви-Стросс написал, что XXI век будет веком гуманитарной мысли или его не будет вообще. Я — лингвист, нейрофизиолог и психолог, ну, а если более широко взять, то все это теперь называется «когнитивная наука». Так вот, с позиций этой когнитивной науки я хочу сказать: мы все привыкли слышать, что следующий век будет веком физики, теперь вот — веком нейробиологии… Но не будет вообще ничего, если мы все не очнемся и не осознаем, куда мы попали. А попали мы в цивилизационный слом, и это совершенно очевидно. Мы попали в ситуацию, когда разруха в головах настолько перекрыла все остальное, что является вообще главным фактором, определяющим наше существование. Встает уже вопрос о том, что переигрывает: природа, т. е. Nature (гены), или опыт, Nurture (воспитание и окружение).
Depressia_PSYCHO.by_021Наше знание о мозге, о том, что он собственно делает, как он порождает сознание, крайне важно сейчас, на этом сломе. Мозг нужно попытаться узнать, потому что именно он обеспечивает наше представление о мире, у нас нет никаких других способов что-нибудь про мир узнать, кроме как с помощью мозга.

На что такие знания могли бы и должны были бы влиять? Точно на то, например, каким образом должно быть организовано образование. Мы должны понять, как научить людей извлекать информацию из внешнего мира. Этой информации теперь такое количество, что на самом деле почти что все равно, есть она или нет. Каждый день несметные тонны разных данных. Их не только невозможно осмыслить, их невозможно даже хранить. Собственно говоря, даже непонятно, зачем хранить, если мы не можем это осмыслить, переварить. Как учить людей учиться? Мы понимаем, что невозможно прочесть все статьи, которые выходят даже по твоей узкой специальности, а узкая область сейчас вообще никому не нужна: нужны комбинированные, конвергентные знания. Мы не можем держать детей в школе восемнадцать или двадцать лет, количество знаний растет стремительно, понимание растет гораздо, несопоставимо медленнее. Значит, мы должны что-то делать с программой образования. Не можем же мы встать на нечестную позицию «сокрытия» знаний от молодых людей, то есть остановиться, например, на Ньютоне, как будто ничего не было больше, хотя с тех пор столько всего произошло, мир оказался квантовым, и это все изменило… Читать далее