Этика и этический Кодекс психотерапевта

Этика — способность человека руководствоваться чем-то вне собственной личности. Этика – не самая популярная тема в наше время фетишизированной свободы. Этика – это способность понимать и принимать чувства другого человека и особенности его личности с уважением, без желания изменить или использовать. Это система ценностей, выстроенная за рамками собственных интересов. Речь здесь идет не о жертвенности, а о доброте и всех тех навыках, которые развиваются только в присутствии доброты: уважение к границам, поддержка, бережность к телу и сердцу другого, способность принять его выборы, его ограничения, его темп и много чего еще. Идея о том, что любить нужно только себя, а не кого-то еще, характерна для поп-психологии или для работы начинающих терапевтов. Содержательно в этой идее все безупречно. В ней есть серьезные этические проблемы.

Здесь, и далее приведены цитаты людей проходящих терапию «на грани» или «вне» ЭТИКИ:

«Мой терапевт советует мне высказать отцу всю накопленную злость и говорит, что без этого я никуда не сдвинусь. Папа, конечно, многое сделал неправильно, и я до сих пор пытаюсь что-то доказывать его голосу в моей голове. Но вообще-то папа уже старенький, после инсульта, я не хочу, чтобы ему было плохо. Но вроде терапевт лучше знает? Она говорит, что мой отец это заслужил».

«Мы ссорились с парнем, и я попробовала сказать ему о своих чувствах, а он начал кричать на меня, оскорбил, оттолкнул. Аргументировал так: ну ты же говоришь, что тебе важно проявлять чувства, что без этого ты не чувствуешь себя живой. Вот и мне важно проявлять чувства, а ты меня взбесила».

«Я понял, что у меня слишком много проблемных друзей для того, чтобы быть счастливым. То болезни, то разводы, то еще какие-нибудь проблемы, и все они идут ко мне. Мне нужно понять, почему я окружаю себя проблемными людьми. Себя надо любить, а не кого-то еще».

Клиент, приходящий в терапию, в отношении собственной психики похож на ребенка. У него еще нет ресурса на этику и экологию в отношениях, он измотан неврозом и нуждается в облегчении, которое приносит понимание своих чувств и ощущение того, что он имеет на них право. Но у взрослого невротика, всю жизнь живущего во внутренних и внешних запретах, способы выражения чувств будут примитивными. Это логично. Впервые попасть в зону своей чувствительности – это как оказаться на огромном игровом поле, на котором можно делать все, что захочется.
Но свобода без этических границ может оказаться разрушительной.

«Делай только то, что нравится».
«Это нормально, что родители дают, а ты берешь».
«Ты никому ничего не должен».
«Пусть звонит первым, ты не должна его обслуживать. Чем больше он вложит в эти отношения – тем ты будешь для него ценнее».
«Ну и что, что ты обещал, это было сто лет назад».
«Просто скажи все, что ты думаешь, кто захочет – тот услышит».
«Он же знал, на ком он женится».

И так далее.

Это неправильно. Так быть не должно. Терапевтические посылы должны звучать по-другому. Терапевт должен не только учить клиента быть более свободным, но и помогать ему адаптироваться к ограничениям.

«У решений и поступков есть своя цена. Хорошо, если ты будешь идти на нее осознанно».

«Заботиться о родителях – это здоровая и наполняющая потребность выросших детей, хотя это не значит, что в этих отношениях не должно быть границ».

«Ты имеешь полное право не общаться с тем, кто тебе не нравится, даже если это твоя мать. Только не избегай чувств по этому поводу. Это важно – прожить горе по тому, что ничего так и не получилось».

«Ты – часть социума. Быть собой – не значит обрекать себя на то, чтобы быть изгоем. Ты сможешь позаботиться о том, чтобы твои важные отношения не разрушились».

«Я ценю твою ответственность перед другими».

«Это нормально – делать что-то для другого человека, даже если ты не совсем понимаешь, для чего именно ему это нужно. Другой человек отличается от тебя и у него есть свои потребности, которые, возможно, ты никогда не поймешь, но ты вполне можешь их принять и учитывать».

Вседозволенность у взрослого – это психопатия. При этом быть психопатом удобно: это не приносит внутренних страданий, напротив – изнутри выглядит как освобождение, как собственная правота и удовольствие. Обычно это ненадолго: взрослые ценности личности и разрушающиеся отношения приводят человека в чувство, но сначала наш внутренний ребенок воспринимает такую новую жизнь как однозначно хорошую и с радостью в нее погружается.

Если в отношениях нет этики – то это серьезно ухудшает уровень функционирования личности и тот, кто вынужден сталкиваться с отсутствием доброты и эмпатии в партнере, чувствует себя все хуже и хуже. Психика расшатывается. Энергии становится меньше. Возникает большое количество невротизаций, то есть попыток объяснить происходящее через настоящие или мнимые дефекты собственной психики.

«Мама не любит меня потому, что я всегда была непослушным ребенком. Сейчас у меня тоже бывают приступы агрессии. Иногда я срываюсь на мужа и очень порчу этим отношения. Причем головой я понимаю, что он взрослый человек, у него есть полное право делать все, что ему хочется, я ему не мама, но когда он пропадает со связи – то я очень тревожусь и злюсь. У меня, наверное, тревожное расстройство».

«Я поссорилась с подругой. Она пришла ко мне в гости и сидела в телефоне весь вечер. Я не смогла с этим справиться, мне стало больно, и я на нее наехала. Она ушла. А потом написала мне, что со мной всегда такие проблемы и мне пора повзрослеть. Она права, конечно. Я предложила ей взять паузу в нашей дружбе до тех пор, пока я с этим не справлюсь».

«Я прочитала книгу по психологии и теперь понимаю, что я нарцисс. Поэтому я делаю больно мужу и детям. Вечно мне нужно, чтобы они крутились вокруг меня и заботились обо мне. Они должны жить собственной жизнью, а не слушать мои жалобы на здоровье и собственную неустроенность. Это же моя ответственность. Они так и говорят мне – да сколько можно, у тебя одно и то же, сделай уже что-нибудь, а то только жалуешься».

Но ведь тревожиться, когда пропадает муж, нормально. Пропадать со связи – это отсутствие заботы о другом человеке. Эта женщина имеет право не только на тревогу, но и на гнев. Вытеснение такого гнева действительно будет создавать тревожное расстройство.
Рассчитывать на внимание друга тоже нормально. Обвинять другого в инфантильности потому, что он недоволен очевидным пренебрежением – это искажение реальности и отсутствие этики. Посыл «ты имеешь право отвергать меня, пока я такая нездоровая, и я поберегу тебя и оставлю тебя в покое» — это серьезное нарушение отношения к себе, которое чревато тяжелыми депрессиями и другими пограничными состояниями.
И хотеть поддержки близких нормально. Ожидать, что после таких разговоров все мгновенно изменится – это неадекватно. Мы все говорим о том, что нас волнует, снова и снова, пытаясь найти свой путь к исцелению. Запрещать такие разговоры и ожидать немедленных и эффективных действий – значит создавать недостижимые планки, на пути к которым человек будет чувствовать себя несчастным и недостойным, что только усилит его психосоматику и ощущение бесполезности проживаемой жизни.
Обычное отсутствие доброты. Такое повседневное, что никто этому не удивляется. Это даже не проблема. Большинство людей никогда не произносили фраз типа «Ты поступаешь неэтично по отношению ко мне» или «Мне нужно, чтобы ты сейчас поступил по-доброму». Тем более, большинство людей никогда не говорили «Я хочу поступить по-доброму», «Я хочу принять уважительное решение», «Я не делаю этого потому, что это неэтично». Это даже звучит странно. Как другой язык.
А зря. Потому что без этики нам не справиться. Миру нужна наша несовершенная, живая, неоправданная доброта.
Иначе нам останутся только повседневные психические расстройства.

Другие материалы по данной теме:
Принципы профессиональной этики психотерапевта

В публикации использован размещённый в свободном доступе текст автора : Долганова Анастасия

Добавить комментарий