Найти профессионального психотерапевта в Минске

Найти и выбрать для себя профессионального психотерапевта в Минске, избежать шарлатана.

Бостонская Организация по прекращению злоупотреблений в терапии («BASTA!»): признаки для сомнения в профессионализме психотерапевта

Рабочие моменты
– Психотерапевт предложил мне бесплатные сессии или снизил стоимость сессий в качестве одолжения мне
– Поскольку он снизил стоимость, он ожидает, что я буду приносить для него еду на сессии или предоставлять какие-то другие услуги в обмен на его психотерапевтические услуги.
– Часто сессии продолжаются на полчаса и дольше, чем установленное время.
– Я обычно его последний клиент за день.
– Психотерапевт заставляет меня долго ждать.
– Я должен ему больше тысячи долларов.
– Я часто не знаю, сколько будет продолжаться сессия. Иногда они длятся 20 минут, иногда полтора часа.
– Психотерапевт во время наших сессий часто разговаривает по телефону.
– Если психотерапевт голоден, мы вместе идем в ресторан во время наших сессий.

Зависимость, изоляция и подмена целей
– Психотерапевт сказал мне прекратить отношения с самыми важными людьми в моей жизни, и я не понимаю, почему. Важные люди и отношения могут включать в себя отца, мать, сестер и братьев, партнера или супруга, социальную группу, религиозные виды деятельности, лечебные группы, близких друзей, политические группы, программу 12 шагов (Анонимные Алкоголики) и других.
– Психотерапевт настаивает, чтобы я часто ему звонил, даже когда мне это не нужно.
– Психотерапевт рассказывает мне, что он сам делает для личностного роста, и хочет, чтобы я делал тоже самое.
– Психотерапевт советует мне бросить школу/университет/учебное заведение.
– Психотерапевт считает, что мои планы сменить работу или пойти учиться это плохая идея.
– Психотерапевт предлагает мне бесплатные сессии, если вдруг у меня не будет денег на его посещение, даже если речь о долгосрочной терапии.
– Психотерапевт давал мне свою ношенную одежду.
– Психотерапевт говорит мне, что носить и как укладывать волосы.
– Психотерапевт требует, чтобы я никому не рассказывал о своей терапии.
– Я несколько раз сказал, что хотел бы посетить другого психотерапевта для консультации по вопросам моей терапии, но мой психотерапевт меня отговаривает.
– Психотерапевт оказывает мне большую поддержку, такую как – приходит ко мне домой, когда у меня кризисная ситуция, часто звонит мне, чтобы узнать, как мои дела. В критических ситуациях этой поддержки еще больше.
– С этим психотерапевтом я чувствую себя так, словно нашел ту поддержку и понимание, которые искал всю жизнь.
– Психотерапевт часто напоминает мне, что он единственный человек в моей жизни, кто меня действительно понимает и кто знает, что для меня хорошо.

Процесс терапии
– Психотерапевт рассказывает мне о своих проблемах, чтобы я мог предложить помощь или совет.
– Психотерапевт много говорит о себе, и я не понимаю, каким образом это относится к моей терапии.
– Складывается впечатление, что психотерапевт поверхностно относится к тому, что я говорю, и использует это как повод поговорить о себе.
– Психотерапевт ведет себя так, словно знает, что для меня лучше, не спрашивая при этом моего мнения.
– Психотерапевт ведет себя холодно, отстраненно и зажато.
– Психотерапевт часто впадает в ярость и орет на меня.
– Психотерапевт интерпретирует все, что между нами происходит, как перенос, даже если я уверен в том, что его действия имели прямое отношение к тому, что я чувствую.
– С начала терапии я чувствую себя скорее хуже, чем лучше, и психотерапевт не выражает никакого беспокойства по этому поводу и не предлагает никаких объяснений, почему это со мной происходит.
– С начала терапии у меня впервые в жизни появились мысли о суициде и суицидальные настроения, психотерапевта это, похоже, совсем не волнует.
– Психотерапевт ведет себя агрессивно и как садист.
– Складывается впечатление, что психотерапевту приятно видеть мою боль.
– Психотерапевт напрямую или намеками предлагает мне покончить жизнь самоубийством (например, говорит, что мне лучше умереть/рассказывает, что видел меня мертвым во сне/доказывает, что суицид – это разумная альтернатива).
– Психотерапевт оскорбительно относится к тому во мне, что я не могу изменить – моим физическим параметрам и способностям, весу, национальности, полу, возрасту, сексуальной ориентации, истории моего заболевания и тп.
– Психотерапевт оскорбляет и другие аспекты моей жизни. Складывается ощущение, что он хочет меня разрушить, а не помочь мне выстроить свою жизнь.
– Психотерапевт угрожает, что, если я не буду делать, как он скажет, я никогда не вылечусь. Иногда кажется что он прав, иногда нет.
– Психотерапевт преуменьшает важность моего предыдущего опыта с другими людьми, которые злоупотребляли своим положением в моей жизни.
– Психотерапевт отказывается работать с моими текущими потребностями и всегда настаивает, что мои текущие проблемы должны решаться путем проработки моего прошлого опыта.
– Психотерапевт часто кричит на меня.
– Я часто говорю, что терапия мне не помогает, но психотерапевт игнорирует это.
– Когда я задаю вопросы о том, что происходит в моей терапии, психотерапевт отказывается обсуждать их, обсуждать свою работу и что я могу ожидать от терапии.
– Психотерапевт отказывается говорить о своем образовании, наличии лицензии и тп.
– Психотерапевт лжет о своем образовании, наличии лицензии и тп.
– Психотерапевт рекламирует услуги, для оказания которых у него нет нужной квалификации.
– Психотерапевт использует алкоголь и наркотики со мной.
– Оскорбляет меня за то, что у меня есть проблемы.
– Терапия закончилась без процесса завершения терапии.
– Терапия закончилась, я чувствую себя очень расстроенным, и психотерапевт не посоветовал мне другого специалиста, к которому я могу обратиться.
– Психотерапевт обсуждал меня с другими людьми без моего разрешения.
– Психотерапевт не объяснил мне вопросов конфиденциальности.

Двойная роль
– Мой психотерапевт является моим работодателем.
– Я работаю на своего психотерапевта в обмен на терапию.
– Мой психотерапевт это мой учитель, консультант по диссертации и тп.
– Мы дружим за рамками психотерапии.
– Мой психотерапевт является моим родственником.
– Он близкий друг нашей семьи.
– Мы являемся коллегами или работаем в одной организации.
– У нас совместный бизнес.
– Он занимал у меня деньги.

Чувствовать себя особенным
– Психотерапевт сказал мне, что я его любимый клиент.
– Психотерапевт обсуждал других клиентов в моем присутствии.
– Психотерапевт в моем присутствии говорил по телефону с другими клиентами и сказал мне, кто они.
– Психотерапевт сказал мне, что никогда не встречал такого человека, как я.
– Психотерапевт дарит мне много подарков и говорит, что это показывает, как я для него важен.
– Психотерапевт обсуждает со мной других клиентов в таком ключе, что я чувствую, что мне доверяют, что я важный и особенный.
– Психотерапевт сказал мне, что я особенный.

Социальные контакты
– Я посещал вечеринки, где присутствовал мой психотерапевт, и он не обсудил со мной ситуации вращения в одних и тех же социальных кругах.
– Психотерапевт приглашал меня на вечеринки.
– Я приглашал психотерапевта на вечеринки и он на них пришел.
– Я приглашал психотерапевта на вечеринки, и он не пришел, но обьяснил это тем, что у него были назначены на то время другие дела.
– Я посещал профессиональные мероприятия с этим психотерапевтом, на которые он меня приглашал.
– Психотерапевт и я обычно посещаем одни и те же программы по работе с зависимостями (Анонимные Алкоголики и проч.)
– Психотерапевт часто подвозит меня до автобусной остановки после сессии.
– Психотерапевт часто подвозит меня домой после сессии.
– Я ночевал дома у психотерапевта.
– Я проводил время с членами семьи психотерапевта.
– У меня были интимные отношения с кем-то из членов семьи психотерапевта.
– У нас с психотерапевтом есть общие друзья.
– Психотерапевт намекает, что после окончания терапии мы можем быть друзьями.
– Психотерапевт принимает наркотики и пьет алкогольные напитки со мной.
– Психотерапевт давал мне наркотики.
– Я видел моего психотерапевта голым в спортзале, косметическом салоне и тп.
– Я видел моего психотерапевта в спортзале (одетым).
– Мы с психотерапевтом играем в одной спортивной команде.
– Мы с психотерапевтом регулярно играем в спортивных командах, которые играют друг против друга.
– У меня есть доступ к большому количеству личной информации о психотерапевте через общих друзей или коллег.
– Мы никогда не обсуждали, каким образом социальные контакты вне терапии влияют на наши профессиональные отношения.

Сектантские мотивы
– Похоже, что есть много клиентов, которые близки с этим психотерапевтом. Я их встречал и слышал о них.
– Психотерапевт любит стимулировать атмосферу семьи и сообщества среди своих клиентов, и я являюсь частью этой семьи или сообщества.
– Психотерапевт устраивает у себя дома вечеринки и встречи, и я их посещал.
– Психотерапевт часто использует своих бывших клиентов как тренеров в своей тренинговой организации.
– Психотерапевт играет роль гуру для своих клиентов. У него есть свое видение правильного устройствам мира и он пытается создать сообщество где клиенты выступают в роле последователей.
– Я принимаю участие в планировании создания такого рода коммуны для своего психотерапевта.
– Психотерапевт рассказывает мне о других клиентах, ничуть не заботясь о конфиденциальности их личной информации.
– Ритуальные групповые действия типа церемоний являются частью моих отношений с психотерапевтом и сообществом его клиентов.
– Психотерапевт является гуру в группе, в которой он участвует.
– Ритуальные садистские действия в присутствии других.

Контроль сознания
– Психотерапевт использует гипноз как часть работы, и я часто не знаю, что происходит. Психотерапевт отказывается отвечать на вопросы, когда я об этом спрашиваю.
– Я чувствую, что меня гипнотизировали или я пребывал в трансовом состоянии в присутствии своего психотерапевта, хотя на первый взгляд не кажется, что он использует гипноз.
– Я помню, как психотерапевт делал гипнотические внушения, с которыми я не чувствую себя комфортно.
– После терапии я стал вспоминать некоторые вещи, которые психотерапевт сказал или сделал, когда я находился в трансовом состоянии, и которые в ретроспективе вызывают у меня чувство дискомфорта и насилия над собой.
– Психотерапевт предлагает мне убить себя.
– Психотерапевт не относится серьезно к моим суицидальным чувствам. Он сказал или намекнул, что для меня проще умереть.
– Психотерапевт развил во мне сильную зависимость от себя и пытается заставить меня делать вещи, которые я не хочу делать.
– Психотерапевт оскорбительно относится к тем вещам в моей жизни, которые я считаю хорошими.
– Вскоре после того, как я начал терапию, моя жизнь стала разваливаться. Психотерапевт не выражает никакой обеспокоенности о моей жизни. Его больше интересует, чтобы я оставался зависимым от него. Иногда после сессий я чувствую состояние как после наркотиков.

Секс
– Психотерапевт делал следующие вещи (с применением физической силы или нет): поцелуи в губы, поцелуи груди, гениталий; объятья явного сексуального характера (длительное прижимание всем телом, толчки тазом, ощутимая эрекция); частичное или полное раздевание с целью сексуального контакта; прикосновения к груди или гениталиям (в одежде или без); мастурбация; оральный секс; вагинальный или анальный секс; использование сексуальных игрушек; сексуальные действия во время того, когда я был под действием наркотиков. Психотерапевт принуждал меня к сексу против моей воли.
– Психотерапевт принуждал меня к сексу с ним на условии, чтобы я никому об этом не рассказывал, иначе это повредит мне или моей семье.
– После того, как секс закончился, психотерапевт сказал мне, что если я кому-то расскажу об этом, это нанесет ему и его жизни непоправимые разрушения (что должно вызывать у вас чувство вины)
– После завершения секса, психотерапевт угрожает мне, что обнародует мою личную информацию, если я кому-то буду жаловаться на него.
– Психотерапевт настаивает на том, что если я не буду работать со своей подавленной сексуальностью путем секса с ним, я никогда не вылечусь.
– Вербальные и невербальные действия:
— Психотерапевт говорит “если бы мы познакомились тогда, в прошлом, из нас вышла бы отличная пара”
— Психотерапевт говорит комплименты моему телу.
— Психотерапевт рассказывает мне о своем сексуальном влечении ко мне.
— Психотерапевт говорит вещи типа “ах, если бы мы оба не были несвободны!”
— Психотерапевт говорит, что хотел бы отношений со мной после завершения терапии.
— У психотерапевта наблюдается большой вуайеристсткий интерес к подробностям моей сексуальной жизни.
— Психотерапевт присылает мне любовные письма.
— Психотерапевт дает мне секс-игрушки для использования дома, рассказывает, как их использовать и спрашивает отчетов о том, что я с ними делаю.
— Психотерапевт часто говорит комплименты моей внешности, чтобы я выглядел максимально сексуально привлекательно.
— Психотерапевт намекает, что у нас могли бы быть отношения после завершения терапии.
— Психотерапевта отличает вуайеристский взгляд на меня.
— После завершения терапии психотерапевт мне позвонил назначить свидание.
— Вскоре после завершения терапии у меня были сексуальные отношения с терапевтом.

В области работы с телом, оказанием мед. помощи и прочих ситуациях, требующих физический контакт
– Терапевт прикасается к тем частям тела, которые не имеют отношения к заявленной мной проблеме, и я не понимаю, почему. Когда я спрашиваю, мне не дают вразумительного ответа.
– Прикосновения терапевта кажутся скорее сексуальной лаской, чем медицинскими действиями или медицинским осмотром.
– Руки терапевта задерживаются на моем теле дольше, чем того требует осмотр или лечение.
– Терапевт причиняет мне физическую боль, не предупреждая об этом заранее, и не обсуждая со мной альтернативных методов лечения.
– Терапевт, похоже, получает удовольствие от того, что его действия причиняют мне боль.
– Терапевт обвиняет меня в том, что у меня проблемы со здоровьем и ведет себя так, словно я их заслуживаю.
– Терапевт ведет себя агрессивно по отношению к моему телу.
– Терапевт говорит о моем теле в сексуальном контексте.
– После осмотра или лечения терапевт оставляет части моего тела не закрытыми (простыней, например), хотя я просил, чтобы все части моего тела были закрыты, за исключением тех, что требуются для лечения или осмотра.
– Когда я беру с собой на прием друга или адвоката, терапевт разговаривает с ними, а не со мной.

Оригинал:

Is There Something Wrong or Questionable
in Your Treatment?
Estelle Disch, Ph.D.
BASTA! Boston Associates to Stop Treatment Abuse
528 Franklin Street, Cambridge, MA 02139
Copyright © 1990, 1992